"Скафандр и бабочка": книга в 200 тысяч морганий

Книгу можно написать - пером, ручкой или карандашом. Можно набрать на компьютере. Надиктовать. Нарисовать. Нафотографировать... А еще книгу можно наморгать.

Именно так была создана книга французского журналиста Жана-Доминика Боби "Скафандр и бабочка".

Только представьте: преуспевающий редактор французской версии журнала Elle - счастливый отец, красавец мужчина, любимец женщин - перенес инсульт. "Прежде это называли кровоизлиянием в мозг, и от этого попросту умирали, - пишет автор на первой странице. - Развитие реанимационных технологий усовершенствовало кару. Выжить можно, но при этом заполучишь то, что англосаксонская медицина и окрестила как раз locked-in syndrome (бодрствующая кома) - парализованный с головы до ног пациент замурован в собственном теле, он мыслит, но этого не видно, и единственным средством общения становится левый глаз, которым человек может моргать".

И Жан-Доминик моргал - один раз, чтобы сказать "да", два раза, чтобы сказать "нет". Два месяца, по три часа изо дня в день его ассистентка Клод Мандибиль проговаривала алфавит. А он ей подмигивал на нужной букве. Из обозначенных взмахом ресниц букв алфавита возникают слова, фразы, целые абзацы. Понадобилось 200 тысяч морганий, чтобы появилась эта небольшая книга - всего 176 страниц.

Литературные качества этой книги невысоки - здесь нет захватывающего сюжета, неожиданной точки зрения или особенного стиля. Но это и не важно.

"Скафандр и бабочка" - это послание всем нам. Послание из мира, в котором не осталось ничего, кроме памяти и воображения. Из мира, где роскошью становится возможность сглотнуть слюну, накопившуюся во рту, и пошевелить пальцами ног в теплой воде.

При этом бабочка-душа, запертая в неподвижном скафандре тела, не теряет веры, надежды, любви и даже чувства юмора.

"Среди перестука костылей, протезов и прочих более или менее сложных устройств твоим соседом может оказаться молодой мужчина с серьгой, разбившийся на мотоцикле, бабуся в просвечивающем халате, которая заново учится ходить после падения со скамеечки, и бродяга с оторванной в метро ступней (никто так и не понял, как ему удалось это проделать). Вся эта компания, выстроенная в ряд, под небрежным наблюдением персонала двигает руками и ногами, в то время как меня прикрепляют к наклонной поверхности, которую постепенно переводят в вертикальное положение. Таким образом, по утрам в течение получаса я зависаю, словно застыв по стойке "смирно", и, наверное, похожу на статую Командора, появляющуюся в последнем акте моцартовского "Дон Жуана". Так, вполне иронично, Боби описывает свои ежедневные "занятия физкультурой".

Естественно, Жан-Доминик пытается найти и ответ на вопрос "За что?". И находит его. Этот ответ может показаться гламурным, шуточным и даже ерническим. Если не знать, в каком положении находился человек, отыскавший его.

Жан-Доминик вспоминает Нуартье де Вильфора - героя романа "Граф Монте-Кристо".

"Дюма изобразил его как труп с живым взглядом, как человека, уже на три четверти стоящего в могиле. Этот полный инвалид заставляет содрогнуться. Немощный и безмолвный хранитель самых ужасных секретов, он проводит свою жизнь в кресле на колесиках и может общаться, лишь моргая глазами: один раз означает "да", два раза - "нет". По сути, дедушка Нуартье первый и по сей день единственный в литературе больной с locked-in syndrome".

Боби утвреждает, что собирался написать современную версию романа "Граф Монте-Кристо".

"Однако с шедеврами шутки плохи. Боги литературы и неврологии решили иначе. И теперь я словно вдруг очутился в центре событий книги, причем в самом незавидном положении. Дабы повернуть вспять судьбу, теперь я вынашиваю план великой саги, где ключевым свидетелем будет не паралитик, а бегун. Кто знает, возможно, это возымеет действие", - с огромным юмором пишет Боби.

В целом эту книгу вряд ли будешь перечитывать снова и снова. Но прочитать ее нужно. Чтобы иначе взглянуть на свои собственные невзгоды. А еще, чтобы разглядеть внутри себя ту вечно свободную бабочку души, которую не может задушить никакой скафандр.

P.S. Через 10 дней после выхода книги Жан-Доминик Боби умер от пневмонии. Если вы не любите читать, то можете посмотреть фильм "Скафандр и бабочка".



Комментарии:

На нашем сайте нельзя:
- нецензурно выражаться
- публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
- угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
- публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
- публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
- публиковать комментарии в транслите
- выделять комментарии заглавным шрифтом
- публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
- писать под одной новостью комментарии под разными никами