Артуро Перес-Реверте. "Фламандская доска". Чтение не для всех

Вполне возможно, что заголовок кому-то покажется снобистским. Однако это на самом деле так. Артуро Перес-Реверте вообще и его "Фламандская доска" в частности понравятся далеко не всем.

Артуро Перес-Реверте называют "Дюма нашего времени". Кто-то очень красиво и очень точно сказал о нем: "Артуро Перес-Реверте - человек эпохи Возрождения, вечный скиталец по книжным морям, случайно приставший к берегам нашей эпохи". От отца он унаследовал любовь к путешествиям, от деда - библиотеку в пять тысяч томов. Будучи военным корреспондентом, он побывал в ряде африканских стран, где его два раза объявляли пропавшим без вести, вел репортажи из горячих точек мира, но все же сумел сохранить в себе любовь к букве и посвятил себя художественной литературе. Журналист, солдат, мистик, гроссмейстер, моряк, книгочей, аристократ, хакер, пират, сыщик, искатель приключений - все это Артуро Перес-Реверте.

Купила я этот роман потому, что он находился в разделе "Детективы". При этом аннотация обещала не какой-то дешевый экшн или бульварное полицейское расследование, а "парадоксальный и многоплановый роман, завораживающий перемещением действия из одного временного и культурного пласта в другой, с головокружительно закрученным сюжетом".

Сюжет действительно закручен лихо. Главная героиня - Хулия - реставрирует картину под названием "Фламандская доска" художника Питера Ван Гюйса, жившего, как утверждает Перес-Реверте, в XV веке.

"То была бытовая сценка, выписанная до мельчайших подробностей со скрупулезным, прямо-таки дотошным, реализмом, свойственным художникам пятнадцатого века: один из тех интерьеров, при изображении которых, пользуясь новой для тех времен техникой - маслом, - великие фламандские мастера заложили основы современной живописи. Главными персонажами картины были двое мужчин среднего возраста и благородной наружности, сидевшие друг против друга за шахматным столом, на котором разыгрывалась партия. На втором плане справа, возле стрельчатого окна, обрамлявшего дальний пейзаж, дама, одетая в черное, читала книгу, лежавшую на коленях".

Сняв слой лака, Хулия обнаружила, что картина - это зашифрованное послание, которое поможет узнать "Кто убил рыцаря?". Хулия пытается найти ответ на этот вопрос, чтобы поднять аукционную цену полотна. Но прежде она должна попробовать проиграть шахматную партию, нарисованную на "Фламандской доске"... В результате вокруг нее происходит целая серия загадочных преступлений. И цепь новых убийств связана с расстановкой шахматных фигур на нарисованной доске. И за каждую проигранную фигуру придется заплатить вполне реальной человеческой жизнью.

Кстати, Художник Питер ван Гюйс - это мистификация от Реверте. Художник с таким именем действительно жил, но на сто лет позже, чем говорится в романе. И стиль у него был другой - подражание Босху.

Несмотря на такой обман, меня книга по-настоящему увлекла. И не только сюжетом. Эта книга - настоящее приключение, где главными героями становятся картины, шахматы и музыка Баха.

"Возьмите, например, Баха. Десять канонов "Приношения" - это самое совершенное из всего, что он сочинил, однако ни один из них не дописан до конца… Бах сделал это преднамеренно, как будто речь шла о загадках, которые он предлагал Фридриху Прусскому… Музыкальная уловка, довольно частая в ту эпоху. А заключалась она в том, чтобы, написав тему, сопроводить ее лишь несколькими более или менее загадочными указаниями и предоставить раскрыть основанный на этой теме канон другому музыканту или исполнителю. То есть другому игроку, поскольку, в общем-то, это была игра. Бах, как и многие другие люди искусства, обожал расставлять ловушки. Он постоянно прибегал к каким-либо трюкам, чтобы обмануть слушателей: знаете, разные там уловки с нотами и буквами, хитроумные вариации, необычные фуги, а главное - огромное чувство юмора… Например, в одно из своих сочинений для шести голосов он втихаря вставил собственное имя, разделив его между двумя наиболее высокими голосами. Но такие вещи случались не только в музыке: Льюис Кэрролл, который был математиком и писателем, а кроме того, большим любителем шахмат, имел обыкновение вставлять в свои стихотворные произведения акростихи… Существуют весьма остроумные способы, как скрыть то, что вы желаете скрыть: и в музыке, и в стихах, и в живописи".

Если вы не любите ни того, ни другого, ни третьего, то роман вас запутает, отпугнет обилием высокопарных сентенций, исторических деталей, размышлениями над психологией шахмат...

"…игра в шахматы и правда является своеобразным суррогатом войны. Но в ней есть и еще одна подоплека… Я имею в виду отцеубийство.〔…〕Ведь речь идет о том, чтобы устроить шах королю, понимаете… То есть убить отца. Я бы сказал, что шахматы связаны не столько с искусством ведения войны, сколько с искусством убивать… 〔…〕Изобрел ли человек шахматы или же только открыл их? Может быть, шахматы - это нечто, что было всегда, с тех пор как существует Вселенная. Как целые числа"

А еще вас, может быть, разочарует концовка. Лично мне она показалась обманной, несправедливой и нелогичной. Но потом, перечитав произведение, я поняла: все правильно, это та самая победа добра над злом. Просто не в библейском смысле, а интеллектуально-снобистском.

"Мир не так прост, как нас пытаются заставить думать. Очертания нечетки, оттенки имеют огромное значение. Ничто не бывает только черным или только белым, зло может оказаться переодетым добром, безобразие - замаскированной красотой и наоборот. Одно никогда не исключает другого. Человеческое существо может любить и предавать любимое существо, и его чувство от этого не становится менее реальным. Можно быть одновременно отцом, братом, сыном, любовником, палачом и жертвой... 〔…〕Жизнь - это неясное приключение на фоне размытого пейзажа, пределы и контуры которого постоянно изменяются, движутся, где границы - это нечто искусственное, где все может завершиться и начаться в любой момент… 〔…〕Где единственная реальность - абсолютная, осязаемая, бесспорная и окончательная - это смерть".



Комментарии:

На нашем сайте нельзя:
- нецензурно выражаться
- публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
- угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
- публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
- публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
- публиковать комментарии в транслите
- выделять комментарии заглавным шрифтом
- публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
- писать под одной новостью комментарии под разными никами