Прощание с Великим немым

В этом году кинематограф отмечает свое 120-летие. За такой исторически небольшой срок кино прошло путь от забавного аттракциона, на который поначалу мало кто возлагал надежды, до самостоятельного вида искусства. Свой сто двадцатый день рождения кинематограф отметит 28 декабря 2015 года, а пока "ВБ" ведет обратный отсчет. Каждый месяц мы рассказываем об одном десятилетии из жизни кино и о том, чем оно запомнилось.

1925 – 1935 годы: авангард, кино запело и затанцевало, легендарные женщины

Богемный Париж 20-30-х гг. - необычайно модное место, куда приезжали за вдохновением все, кто считал себя связанным с актуальным искусством. Этот город не мог остаться в стороне и в том, что касалось новых форм кинематографа, а потому именно Франция стала родоначальницей экранного авангарда. Здесь всегда больше тяготели к живописи, к изображению, а не повествованию, и впервые отказались от обстоятельного рассказа в пользу "чистого искусства", где форма и выразительный эксперимент берут верх над содержанием. И если в рассудочной Германии, впечатленной собственным жизненным мраком, кино повально захватил экспрессионизм, который был еще на стыке внешних выразительных средств и "литературного" содержания, во Франции последнюю составляющую нивелировали, перенеся на экран то, что было названо киноимпрессионизмом. Представить себе, как это выглядело, проще всего, если обратиться к современному видеоарту.

Так кинематограф к тому же впервые провел жирную черту между массовыми картинами (которые мы теперь называем мейнстримом) и искусством не для всех, в духе "возможно, вы ничего не поймете, но настоящий художник свободен – творил, что хотел". Имена собственно французских режиссеров этого периода сейчас не на слуху, все-таки сказалась их радикальная не массовость, хотя Жермена Дюлак, Рене Клер или Луи Деллюк в свое время мастерски шокировали общественность. Но есть и один очень известный фильм, целиком и полностью отражающий идеи киноавангарда – "Андалузский пес" (1928) Сальвадора Дали и Луиса Бунюэля. Просуществовавший совсем недолго творческий дуэт не только перенес на экран игру образов, допускающих самые разные трактовки, но и обозначил, что в будущем самым органичным для кино из всех –измов в искусстве окажется сюрреализм.

Другим передовым центром кинематографии этого десятилетия стала советская Россия. Здесь, в силу становления новой идеологии, активно искали тропы для принципиально другого искусства вообще, а значимость, и в том числе массовую доступность, кино трудно было переоценить. Свое слово в документалистике сказал Дзига Вертов, работавший одновременно и как режиссер, и как оператор. Фактическому отцу документального кино отдавали и до сих пор отдают должное во всем мире. В 60-е гг. французская школа документалистики была названа в его честь "синема-веритэ" ("киноправда"), так назывался киножурнал, который снимал Вертов, а в 70-е уже новые европейские режиссеры-авангардисты основали творческую группу "Дзига Вертов".

Монтажные и художественные идеи легендарного Дэвида Гриффита наследовал и по-своему переработал также советский и всемирно признанный режиссер – Сергей Эйзенштейн. Отдельные эпизоды его "Броненосца "Потемкин" (1925) до сих пор остаются одними из самых цитируемых кадров в истории кинематографа. Любопытно, что, будучи новатором, Эйзенштейн выступал убежденным противником производства звуковых фильмов. Объясняется это просто: только-только появившаяся технология съемки с синхронной записью звука создавала кинематографистам немало проблем. Новое оборудование еще не было достаточно мобильным и ограничивало движение камеры, а произносимый актерами текст требовал определенной связности при склейке эпизодов, свободно резать отснятый материал и монтировать как хочется, уже не получалось.

До последнего сопротивлялся приходу звука в кино и сам Чарли Чаплин. Речь на экране он тоже считал только ограничением, ведь немые фильмы были понятны любому зрителю, в любой стране, независимо от языка. Высмеиванию "ненужной" технической новинки он посвятил целый эпизод в своей картине "Новые времена" (1935). Герою Чаплина предстоит выступить перед зрителями с песней, текст которой он, не успев выучить, записал на манжетах. Манжеты эффектно слетают при взмахе руками в первую же минуту выхода к публике, и Чаплин поет абсолютную тарабарщину, одной только жестикуляцией рассказывая содержание песни.

Но, сколько ни иронизируй, а прогресс не остановить. Первый полнометражный звуковой фильм "Певец джаза" вышел на экраны в 1927 году, и к середине 30-х гг. немое кино окончательно кануло в лету. Задавшись вопросом, что делать с новыми возможностями, искусство экрана пришло к закономерному выводу – петь и танцевать. Позаимствовав из оперетты прием сбивки вокальных номеров и диалогов в общий сюжет, режиссеры стали снимать фильмы, где повод что-нибудь спеть у героев находился так или иначе. К тому же, в отличие от театра, где все действо можно наблюдать только с одной точки, кино позволяло снять любую хореографию в более масштабных декорациях и разными планами.

Кинематограф осваивался с речью быстро и с удовольствием, как подрастающий ребенок. В комедиях появились свои мастера разговорного жанра, зрителю теперь было смешно не только от того, что актеры делают, но и от их диалогов, драму стало возможным сыграть не одним заламыванием рук, а блеск экранных кумиров засиял новыми красками. С утверждением звука как раз и связана интересная звездная тенденция: кино получило целую плеяду актрис, чьи отточенные амплуа и образы надолго (если не сказать навечно) пережили их носительниц. В современной моде и собственно массовой культуре практически не осталось следа див периода немого кино, а вот те, кто заговорил с экрана в 30-е, стали настоящими иконами стиля. Марлен Дитрих, Грета Гарбо, Кэтрин Хепберн, Джоан Кроуфорд, Джин Харлоу, Хэди Ламарр, Дина Дурбин – женщины редкой красоты и шарма своим примером убедительно доказали, для того чтобы запомниться, мало прекрасно выглядеть. Надо и что-нибудь произнести. Стиль раз и навсегда был возведен в абсолют, а миру очень скоро предстояло пройти через одно из самых страшных испытаний ХХ века, которое коснулось миллионов людей и всех сфер жизни, в том числе и кино...

Что посмотреть, чтобы проникнуться духом десятилетия:

  1. "Броненосец "Потемкин" (1925);
  2. "Метрополис" (1927);
  3. "Андалузский пес" (1928);
  4. "Марокко" (1930);
  5. "Новые времена" (1935).

Первой надев мужской смокинг, Марлен Дитрих открыла новую страницу в истории женской моды, а сам эпизод на момент выхода фильма казался немыслимо провокационным.

Материал подготовила Евгения Николаева.



Комментарии:

На нашем сайте нельзя:
- нецензурно выражаться
- публиковать оскорбления в чей-либо адрес, в том числе комментаторов
- угрожать явно или неявно любому лицу, в том числе "встретиться, чтобы поговорить"
- публиковать компромат без готовности предоставить доказательства или свидетельские показания
- публиковать комментарии, противоречащие законодательству КР
- публиковать комментарии в транслите
- выделять комментарии заглавным шрифтом
- публиковать оскорбительные комментарии, связанные с национальной принадлежностью, вероисповеданием
- писать под одной новостью комментарии под разными никами